Так ли это на самом деле?

Вчера у нас в гостях была приятельница, с которой мы общаемся вот уже 24 года. Женщина остроумная, добрая, красивая, с тонким чувством юмора, любознательная, что делает её желанной гостьей. С ней проведённое время не кажется тоскливой тянучкой, а наоборот- пролетает настолько быстро, что мы не успеваем обговорить всё что нам бы хотелось. Но это так, предисловие, а одна из тем была об её оставшимся вдовцом, отчиме.

Живут они в одной квартире и с отчимом в последние пару лет стали твориться странные вещи. Он и раньше говорил, что не хочет жить, и очень хочет, чтобы его забрала к себе Лида. В чём заключаются странности? Кроме того, что он откровенно злоупотребляет алкоголем, не желает мыться продукты питания прячет у себя в комнате в шкафу с одеждой, из страха не кладёт в холодильник, чтобы его не объели. Ко всему вдобавок по всем внешним признакам он болен, но наотрез в категоричной форме отказывается идти к врачу. А в последнее время стал в туалете откровенно гадить. Вот что в таком случае делать? Не свяжешь взрослого человека и не затянешь в ванну, и как отвести в поликлинику? А подозрение на туберкулёз…

Наша приятельница практически не снимает резиновых перчаток и всё моет, дезинфицирует практически на кухне и не только на кухне. И однажды общаясь по телефону с другом мужа, который был у них на свадьбе шафером, а в данный момент возглавляет приход в Иркутской области, на вопрос как там поживает их отец, Виктория не выдержала и поделилась своими муками. Отец Виктор выслушал и как бы шутливо заметил, что это наверное просто старческие маразмы и выдал ещё одну фразу: ему нужно исповедаться и причаститься, так как он хочет к Лиде, то долго не задержится на этом свете. Шутка это или нет, приятельница так до конца не осознала, но приняла её как шутку.

По прошествии некоторого времени общаясь с одним священнослужителем, который вхож в их дом и зная ситуацию с отчимом, Виктория смеясь рассказала о совете отца Виктора и в самом деле, надо было бы отцу и исповедаться, и причаститься хотя бы на дому, так как в церковь он тоже ни за что не пойдёт. Может быть поможет изменить ситуацию с отцом и он осознает, что так себя вести скверно. И повторила фразу отца Виктора, что после исповеди с причастием больные люди долго не живут, но не в этом суть дела. И тут к своему удивлению и внутреннему ужасу она услышала в ответ подтверждение:
— Да это так и никакая это не шутка для тех, кто мысленно уже перешагнул грань отделяющую жизнь и смерть. И все священники об этом знают…

Слушая рассказ Виктории, меня вдруг осенило, как громом с ясного неба: так вот почему мой батюшка, по сути отказался меня исповедовать и причащать перед родами, которые обещали быть очень сложными, так оно потом и оказалось. Но всё по порядку уже в моей истории.

Я для себя решила, что раз складывается такая ситуация и моя жизнь под угрозой, мне необходимо пойти в собор в котором я приняла крещение, к своему духовнику-наставнику священнику в возрасте, отцу Петру. Муж меня отговаривал от этой затей, что в моём положении нельзя быть полуголодной, я ведь не только о себе должна думать. А я думала, что если не выживу в родах молила Высшие Силы, чтобы и ребёночек мой не остался сироткой, а ушли мы вместе.
Я уже переступила ту невидимую грань и готова была принять всё, мне даже не было страшно при мысли покинуть этот мир, хотя и оставляла своих самых любимых…
Ну что поделать, если может быть и такой исход?! Я ко всему приготовилась…

Три дня постилась, затем 31 марта я не ужинала и утром 1 апреля к восьми часам мы подъехали к собору. Муж уговорил меня зайти в гастроном и купить хотя бы колбасы и хлеба, чтобы сразу же после причастия я потом смогла бы перекусить.

Выслушал мою краткую просьбу — причину, отец Пётр сказал, что примет меня, как только у него появится свободное окошко, так как он сегодня дежурный и на него возложены все выезды: освящения дома, соборование болящей и что — то там ещё, время он не может мне назначить. Я согласна была ждать. Приехали мужчина и женщина в джинсовых меховых куртках, сразу было видно, что не городские жители с двумя большими сумками и забрали отца Петра и увезли в пригород, затем ещё он куда — то уезжал и так я протомилась до двух часов дня и потом сдалась на уговоры мужа, села на церковную лавку во дворе и перекусила и потом разочарованная и с какой — то горькой обидой вернулась домой.

Роды были действительно очень сложными, я потеряла большое количество крови, да и потом эти четверо суток нахождения в роддоме не принесли мне радости и успокоения. На следующий день после родов я написала в записке мужу, чтобы он меня забрал, и если мне суждено умереть, то я хочу умереть дома…

И вот буквально вчера вдруг я поняла после рассказа Виктории, почему отец Пётр тянул время, зная об этом подмеченным фактом, очевидно в надежде, что я не выдержу и уйду. Может быть горечь обиды и разочарования смогли тяжким грузом лежащие на моей душе не дать ей отделиться от тела? Всё может быть, что теперь гадать по прошествии двадцати шести лет, просто я отпустила ситуацию!

Вот так иногда складываются пазлы нашего жития-бытия…




Источник: myjulia.ru