Проблемы транзита, донские закаты и призрак замка розенкрейцеров

— Что у нас сегодня? – спрашивает муж, допивая кофе.
В нашем дуэте я – главный навигатор, поэтому обязанность назубок знать карты и нюансы маршрута полностью лежит на мне.
— У нас сегодня Курск, Воронеж, и по трассе «Дон» идём на Ростов, — отвечаю я, откусывая большой кусок бутерброда. – Только вот до самого Ростова мы вряд ли доберёмся. Надо будет подумать, где заночевать.
Муж живо откликается:
— Только не в одноимённой гостинице «Дон» с дырявыми деревянными окнами, отсутствующими кондиционерами и присутствующими пауками размером с черешню. И в Аюту я тоже не хочу.

Мы едем из Минска в Адыгею на автомобиле. Позади уже целый день пути, впереди ещё два, и хороший ночлег – это неотъемлемая часть путешествия. В самом деле, не ночевать же в машине? А как же интересные места, новые ощущения, незабываемые впечатления?

Я допиваю свой кофе и вдруг меня осеняет:
— Слушай, а где-то под Ростовом есть отельчик, помнишь, мы проезжали его в прошлый раз? На нём ещё кресты тамплиерские горели, перед входом стояла фигурка тамплиера с мечом… Давай там остановимся?..
— Идея неплохая, — соглашается муж. – Будем пока ориентироваться на тамплиеров.
Завтрак окончен. Мы забираем свои вещи из гостиничного номера и отправляемся в путь.

Мне всегда было интересно: почему у многих крупных городов нет объездных дорог для транзитного транспорта? Мы так рьяно рассуждаем об экологии, а сами так мало делаем что-либо для её защиты. Ведь это же ясно: чем больше автомашин пройдёт через город, тем хуже будет для него и его жителей.

Но это ещё полбеды (качества городских дорог я при этом не касаюсь). Вторая половина беды – это указатели. Помните замечательный кинофильм «Чародеи», где герой С.Фарады бродил коридорами здания, следуя странным стрелочкам, и как в тупике его встретил феноменальный знак, указывающий вертикально вверх? Нечто подобное происходит и на наших дорогах. Но, опять же, при условии, что эти указатели вообще существуют.

У нас есть карты городов, распечатанные из всезнайки-Гугла, но и по ним трудно ориентироваться. На местности оказывается, что на кольцевых нет указателей развязок, к улице, на которую нам нужно попасть, ведёт дорога с односторонним движением, мы едем против этого движения, и как нам выбраться на нужное направление, не знает даже бравый инспектор ГИБДД…

В общем, едем «Туда». Ругаясь, проезжаем Курск. С коленной дрожью в миллионнике-Воронеже находим выезд на Москву… Вы не подумайте, я ничего не имею против этого города. Он замечателен так же, как замечательны и отзывчивы живущие в нём люди, но… Вы когда-нибудь проезжали на легковой машине по плохо накатанной лесной дороге, да ещё после того, как по ней прошла тяжёлая техника? Нет? Тогда добро пожаловать в Воронеж. Этот «стон» у них «выездом на Москву» зовётся, и отличие его от лесных колдобин состоит лишь в том, что колдобины эти условно заасфальтированы и зияют рваными ранами проломившегося асфальта.

Но не унывайте, господа автомобилисты! Воронежский автосервис зело бдителен и всегда на страже целостности вашего автомобиля: справа от этого «автобана» стоит длиннющий ряд различных шиномонтажек, балансировок, мастерских по ремонту и восстановлению колесных дисков и т.д. Впору достать платочек и прослезиться от умиления столь трогательной заботой, но уверяю вас, что за преодолением полосы препятствий такой заоблачной сложности у вас не будет на это ни времени, ни сил, ни желания.

Выезжаем на трассу «Дон» и облегчённо вздыхаем. Теперь можно расслабиться и всё-таки получить от дороги удовольствие.

Начинает вечереть, и солнце потихоньку опускается к горизонту. Донские закаты… Таких я ещё не видела нигде. Это сейчас я живу в двухмиллионном городе, где за рядами многоэтажных коробок не существует ни восходов, ни закатов. Но даже во времена, когда я жила намного ближе к природе, такой красоты наблюдать мне не доводилось. Какой буйство, какой многообразие красок неба и облаков, нежно окутывающих солнечную корону, которая венчает собой бескрайнюю степь!

Какие тонкие, пронзительные отголоски уходящего дня искрятся в водах величественной реки!.. Это абсолютно невозможно передать никакими словами. Это нужно только увидеть, причём в действительности, не на фото. Увидеть, затаить дыхание, со слезами благоговения пережить катарсис, и в глубине своей души отвести самое светлое место для хранения воспоминаний об этом чуде. Мне кажется, что после смерти душа моя полетит сначала туда, к донским закатам, и только потом унесётся навсегда в край родных Кавказских гор.

(Оба фото взяты из интернета, потому как на трассе толком остановиться нельзя, а снимки, сделанные нашей камерой из окна машины, больше напоминают манную кашу с черничным вареньем и цукатами, нежели фотографии-ноктюрны).

Наконец солнце скрывается за горизонтом.
— Эх, как же хорошо! – умиротворённо говорю я.
Муж улыбается:
— Да, зрелище эффектное. Когда мы ехали здесь в прошлом году, солнце так же красиво садилось.
— С точностью до мельчайшего оттенка!
Я ожидаю продолжения темы закатов, но муж прагматично переключается:
— Уже темно. Давай искать ночлег. Смотри по сторонам, чтобы тамплиеров не пропустить.

Сказано – сделано, и в городке Каменск-Шахтинский я вижу вожделенные кресты. Каким же было моё удивление, когда тамплиерский замок на самом деле оказался байк-отелем! Бурная фантазия в который раз меня подвела, но жалеть об этом не пришлось. Выяснилось, что здесь расположены целых два объекта придорожного сервиса: тематические отели «Музей СССР» и «Байк-Отель». В «Байке» актуальна байкерская тема: кожа, дерево, металлические винтовые лестницы, двери а-ля «вход в секретный бункер», в номерах светильники из фар мотоцикла «Урал»… А в «Музее» нас встретила администратор в пионерском галстуке и пилотке, вымпелы и флаги ушедшего в небытиё СССР… Милая, памятная, добрая атмосфера, но мы, посовещавшись, всё же решаем остановиться в «Байке». Время уже позднее, поэтому ставим машину на стоянку, быстро перекусываем в колоритной кафешке и отправляемся спать.

Утром идём осматривать местные достопримечательности, которые вчера были скрыты ночью и усталостью, и меня ждёт ещё один сюрприз: от тамплиера с мечом остаётся только призрачный дым, и на его месте «материализуется» джазмен с саксофоном:

Ну вот и всё, тамплиерская тема испарилась окончательно, но меня это ничуть не огорчает, ведь вокруг столько интересного и необычного! Огромное спасибо хозяину этих отелей за его творческий и оригинальный подход к делу!
Со стороны «Байк-Отеля» стоит вот такая «ёлка» из старых мотоциклов:

А со стороны «Музея» нас встречает мегасветофор, регулирующий (по моему скромному мнению) общемировое транспортное движение:

На территории «Байка» находятся также такие экспонаты, как Вечный Гонщик

и адская машина, как я понимаю, символизирующая собой торжество анархии и угар нэпа. Хотя Ильф и Петров сказали бы по-другому: «Оригинальная конструкция, …заря автомобилизма. Видите, Балаганов, что можно сделать из простой швейной машины Зингера? Небольшое приспособление — и получилась прелестная колхозная сноповязалка». Обратите внимание на камень-подпорку и влитые в бетон металлические ограничители, препятствующие движению

А это кафе, в котором столоваются посетители двух отелей. Белые машинки вод вывеской «Кафе Крутое» — это совершенно очаровательные столики, за черепом в гоночном экстазе слилась с байком девушка с сигарой в зубах, а смотря на выглядывающую из единственной челюсти черепа машину (у неё, кстати, между колёс навалена куча камней) совершенно точно понимаешь, откуда именно выезжают по утрам некоторые «водители»:

На территории «Музея» нас приветствует вот такая милая машинка, обклеенная искусственным травяным покрытием. А внутри её — живые цветы!

Когда мы подошли к ней, цветочки поливала женщина – работница отеля. Увидев нас, женщина понимающе отошла в сторону, и вернулась к своему занятию только когда мы ушли осматривать другой внушительный экземпляр:

А теперь «вкусняшка». Помните бессмертный фильм Л.Гайдая «Операция «Ы» с незабвенной троицей Вицин-Никулин-Моргунов, прелестную красненькую инвалидную машинку и батл: «Где инвалид?» — «Я инвалид!»? Так вот, это чудо советской техники тоже выставлено здесь, причём на самом почётном месте. Памятная надпись на «мемориале» гласит: «СЗА, инвалидная мотоколяска (Моргуновка), 1958-1970»:

Ещё один снимок «back in USSR»

и мы возвращаемся к своей машине. Я достаю телефон и вижу смс, пришедшее от мамы час назад: «Вы где? Волнуюсь».
— Мама нас потеряла, — поясняю мужу. – Ещё бы, уже столько времени прошло! Что-то мы в этих инсталляциях совсем потерялись.
Муж галантно распахивает передо мной дверь машины:
— Ну, тогда всё. Садись, поехали!
— Подожди! – прошу я. – Давай ещё в холле отеля сфотографируемся. Там так здорово!

Наконец мы покидаем наше гостеприимное временное убежище. На улице стоит полуденная жара, над трассой колышется знойное марево, и у нас впереди ещё целый день путешествий по таким разным, но таким запоминающимся и неизменно зовущим вдаль дорогам.




Источник: myjulia.ru