Правда ли, что на домашнем обучении дети становятся счастливее? 

В июне 2016 года большая компания приехала на тренинг по лидерству во Флоренцию. Был ужин. Мы сидели за столом и весело беседовали ни о чем.

— Дорогая Ярослава, а почему вы решили, что всем детям нужно пять раз в неделю учить математику? — спросила у меня блондинка в ярком платье и огромных сережках, которые раскачивались в такт ее движениям. Улыбка у нее была мечтательная, говорила она нараспев, ее руки то взлетали, то падали вниз, как крылья экзотической птицы.

— Дорогая Ярослава, — повторила она. — Мне кажется, дети сами могут выбирать, что им учить, а что нет… «Все понятно, — подумала я. — Она сумасшедшая». Тогда мне в голову не могло прийти, что эта красивая женщина станет для меня не просто самым увлекательным собеседником, другом, но и partner in crime — благодаря Наташе я заберу свою среднюю дочь из школы и навсегда изменю представление о том, каким должно быть образование. Сегодня мы встречаемся в моем офисе, чтобы поделиться впечатлениями о хоумскулинге и обсудить новости: наши дети год проучились дома, а теперь возвращаются в школы, пусть и альтернативные. Сын Наташи Назар с сентября будет учиться в DEC Life School, куда пойдет и наша старшая дочь Яруся. Младшие дети, Катя и Иванка, станут ученицами Новопечерской школы.


Ярослава Гресь: Ты помнишь отправную точку? Когда ты решила — всё, хватит, я забираю Назара из школы.
Наталья Тарченко: Все-таки это было не решение одного дня, а длительный процесс. Хотя Назар ходил в комфортную частную школу, программа оставалась той же, по которой учатся все дети в Украине. Каждый день он задавал мне вопросы. Например: «Мама, почему мы читаем такие странные книги? В них совсем нет картинок!» или «Мама, почему в школьной программе нет Гарри Поттера — ведь это самая любимая детская книга!» Как-то я взяла все учебники, по которым занимался мой сын, и пришла в ужас: впечатление, что их составляли в позапрошлом веке. Мир движется вперед так быстро! Еще до того, как Назар закончит школу, 65% всех профессий, которые есть сейчас, перестанут существовать. А люди, ответственные за будущее наших детей, не могут составить учебники, релевантные времени. Я уже молчу, что во всем цивилизованном мире обучение ведется на планшетах и ноутбуках.

Я. Г. И вот ты приняла решение. А дальше? Что ты ему сказала: «Назар, как ты отнесешься к тому, чтобы в школу не ходить?» Или он сказал, что сам тебе хотел это давно предложить?
Н. Т. Назар еще в четвертом классе забеспокоился, ищем ли мы ему новую школу, потому что все мамы других детей искали. А мы начали совершенно другое обсуждение: хочет ли он вообще туда ходить? Или, может, хочет, чтобы не было домашнего задания, чтобы можно было сколько угодно играть на улице, плавать в озере, играть на барабанах. Конечно, ему понравилась идея. Но пришло первое сентября, и он начал переживать. Все дети с цветами построились по парам и красивые пошли в школу. Назар занервничал и в обед сказал: «О боже, как же я буду жить? Давай мне скорее домашнее задание!»
Я. Г. Скажи честно: тебе не было страшно?
Н. Т. Было, конечно. Причем уже после того, как мы забрали Назара из школы: было и страшно, и тревожно. Плюс комплекс отличницы-мамы не давал покоя, думалось: «А вдруг он станет на всю жизнь неудачником, потому что в этом году не учит украинский или у него недостаточно математики». Время шло, с каждым днем, с каждой неделей я понимала, что наше решение было самым правильным. Мы видели апатичных детей с синяками под глазами, которые каждый день волочили домой тяжелые портфели, и цветущего Назара, который очень быстро начал использовать время по назначению и прочел, наверное, тридцать книг совершенно разной тематики. Самый большой плюс домашнего образования в том, что на освоение учебной программы уходит намного меньше времени, а уровень знаний гораздо глубже и качественнее, чем после принудительного «высиживания» на уроках.

Плюс хоумскулинга — на освоение программы уходит меньше времени, а уровень знаний гораздо глубже.

Я. Г. Конечно, благодаря вашему примеру нам было легче. Катя пошла в третий класс, к середине октября я узнала, что вместо уроков немецкого они переписывают в тетрадки параграфы из учебника по информатике, а родители в вайбере отказываются нанять уборщицу в класс, потому что «так, как мама помоет, никто не помоет». Я поняла: нам там делать нечего. Пришла с работы и говорю: «Кать, как ты отнесешься к тому, что мы тебя из школы заберем?» Она спросила: «А что, это можно сделать?» Я ответила: «Ну вот, есть же мальчик Назар, и он учится дома». Она говорит: «Да? Окей». Мы приняли решение за один час, а еще через день на сайте репетиторов нашли своего гениального учителя — Ларису Наумовну. На мой взгляд, самое важное — чтобы педагог, которого вы подберете для домашнего обучения, подошел ребенку по энергии. Кате хорошо рядом с человеком, искренне увлеченным своим делом. В первый же месяц они прошли не только программу по математике за две четверти, но и начали обсуждать риторику, бесконечно разучивать какую-то поэзию и углубляться в устройство мира. При этом у нее оставалась гора времени на книги, игры, кино и занятия сразу во всех студиях «Винахідника» — по архитектуре, науке и технологии, географии и STEM. А как происходило с Назаром? Ты сказала ему: «Играй на барабанах», а он тебе: « Да-а а, давай восемь уроков игры на барабанах в неделю!» Какие в итоге он начал учить предметы?
Н. Т. Те, которые выбрал сам. Например, с трех лет он пел. В пять сказал, что хочет заниматься на саксофоне, в восемь попросил на день рождения барабаны. Мы понимали, что у Назара музыкальное сердце, поэтому прежде всего он начал заниматься музыкой: фортепиано — два раза в неделю, музыкальная литература — один раз в неделю. Знаешь, как проходили эти уроки? Наш преподаватель Олег Станиславович надевал парик Бетховена и рассказывал истории XIX века. Можно в это не влюбиться, вот скажи? Также Назар изучал историю, за 12 уроков прошел всю программу по биологии (особенно его увлекло строение ДНК), а еще ходил на Lego-инжиниринг, STEM  и танцевал брейк. Главное, что у него исчезла постоянная усталость и появилось неутолимая жажда познания мира.


Я. Г. Я тоже помню, как пришла домой и Катя встретила меня словами: «Мама, твоему вниманию мой эскиз — Нотр-Дам-де-Пари, готика, аркады. Но довольно об этом; кого тебе прочесть — Бродского или Пастернака?» Конечно, это очень вдохновляет. Ты видишь, как твой ребенок расправляет крылья, как раскрываются его таланты. Но большинство родителей живут в страхе, что вот сейчас исчезнет учительница по математике и украинскому языку — и все, образованию конец.
Н. Т. Согласна, что основные дисциплины важны. Многие не могут себе позволить нанять постоянного учителя, тогда можно скооперироваться с другими мамами хоумскулеров (кстати, часто мама и становится для ребенка лучшим педагогом). В нашем случае я нашла Стэнфордский онлайн-курс для детей. Мы с Назаром подписались на математику четвертого класса и довольно быстро ее прошли. Но! Ключевой вопрос, как выглядел этот курс. Тема начиналась с ролика о какой-то профессии — например, бизнес-инженера на примере пиццерии. На видео показывали, как бизнес-инженер заходит в пиццерию и видит, что если поставить рядом с плитой стол для разделки пиццы, это сокращает весь бизнес-процесс на две минуты — соответственно, позволяет произвести на сто пицц в день больше, что увеличивает доход на 500 долларов. Дальше следовали задачи: ты директор ресторана и у тебя появилась заявка. Мол, приезжают четыре спортивные команды на два дня, две из одного города, две — из другого, две будут есть по два куска пиццы, две — по три. Что- бы сделать пиццу, тебе нужно столько-то муки, яиц, помидоров. Все задания очень наглядно оформлены.

Доступ к курсу на три месяца стоит 60 долларов. При этом, по рекомендации Стэнфорда, заниматься следует полтора часа в неделю, чтобы в темпе пройти четвертый класс. То есть если ты занимаешься больше, то пройдешь за год не один класс, а три. Согласись, это совершенно другой подход, который увлекает ребенка, в отличие от учительницы Марьи Петровны, которая позорит его каждый день перед всем классом, потому что он не разобрался в дробях.

Родителям удобен all inclusive: утром сдали — в обед получили полных знаний детей. Хоумскулинг — это вызов.

Я. Г. При этом вы год не учили украинский язык!
Н. Т. Да, и это был мой самый большой страх. Но я взяла себя в руки и смогла не настаивать, не заставлять, а ждать, пока у ребенка сформируется запрос на эти знания. Например, Назар читал много книг, но вообще не хотел заниматься письмом. Я поняла, что обычные занятия очень скучны для подвижного мальчика десяти лет, и мы нашли курс creative writing. Вообще, главное правило хоумскулинга — довериться своему ребенку. Его естественная тяга к знаниям всегда победит!

Я. Г. Пожалуй, то, что твой ребенок может стать лузером, что он не захочет учиться вообще — главный страх для любого родителя. Я тоже очень переживала, что Кате все будет неинтересно, а потом вспомнила твой любимый пример про «дырку в стене». Эксперимент, в рамках которого один из идеологов альтернативного образования Сугата Митра доказал, что детям вообще не нужен учитель. В деревне на юге Индии, откуда Суга- та родом, он вмонтировал в стену несколько ноутбуков, подключенных к интернету. В течение трех недель возле компьютеров постоянно собирались дети, которые понятия не имели, что это за устройство, и сами разбирались, как пользоваться интернетом. Этот трюк Митро повторил в сотне сел и городов, и результат везде был одинаковый: дети самостоятельно разбирались со сложной техникой, не имея ни подсказок, ни инструкций, ни помощи от взрослых.

Н. Т. Это так. Я как мантру повторяю одни и те же слова: прислушивайтесь к вашим детям. Они вас не подведут. Хоумскулинг в Украине
— прежде всего вызов для родителей. Как ни тяжело это принимать, но мамам и папам удобен этот all inclusive: утром сдали — в обед получили готовых, полных знаний детей. Куда сложнее взять ответственность, разобраться в том, что действительно необходимо ребенку, и организовать процесс обучения. Но все же многие родители чувствуют, что модель воспитания — учись хорошо, поступи в университет, получи хорошую работу — больше не работает. А количество ненужной информации, которую дети поглощают для подготовки к ненужным экзаменам, доходит до абсурда. Никакая золотая медаль и корочка из вуза не гарантируют того, что ваш ребенок найдет свое место в жизни.

В Израиле есть школа, где дети нанимают преподавателей и выбирают, какие предметы хотят учить.

Я. Г. Давай успокоим всех родителей, которые мечтают перейти на домашнее обучение, но слово «аттестат» висит над ними, как дамоклов меч. На самом деле все просто: чтобы ребенок официально не ходил в школу, его нужно перевести на дистанционное обучение или обучение экстерном. В Украине есть ряд школ, в которых такая форма обучения предусмотрена. Мы, например, поступили в школу «Афины». Что происходит дальше? Ребенок сдает сессии (в нашем случае три раза в год), удаленно сдает контрольные и в итоге получает свои баллы и свой аттестат.
Н. Т. Ты не поверишь, что мы Назара никуда даже не оформляли.
Я. Г. Зато теперь Назар станет учеником в альтернативной школе, которую ты открываешь. Знаю, что перед тем как принять такое решение, ты побывала в десятках альтернативных школ по всему миру. Что тебя в них вдохновило или удивило? Я помню рассказ о знамени- той израильской школе в Хадере, где дети сами нанимают на работу преподавателей и сами выбирают, какие предметы хотят учить. А если не хотят, могут десять лет играть в футбол на школьном поле…


Н. Т. Израиль очень импонирует мне тем, что школа там — это совместная ответственность ребенка, родителя и учителя. Есть, условно говоря, десять комитетов, куда входят они все: один принимает решения по экскурсиям, второй нанимает учителей на работу, третий выбирает питание для школы. Например, дети, учителя и родители собираются и решают, должно ли в школе быть мороженое. Дети говорят «да», родители и учителя высказывают свою точку зрения и вместе голосуют. Через три месяца вопрос опять поднимают, и если дети не подготовились, не написали убедительный спич, мороженое могут отменить. Идея в том, что дети осознают свое влияние и право голоса. Они должны уметь обосновывать свои желания и объяснять, почему их решение будет верным. Это приводит к тому, что школа выращивает зрелых, умеющих постоять за себя людей, а не напичканных формулами из учебников, растерянных ребят, которые совершенно не умеют применять полученные знания на практике. Для нашей школы мы взяли за основу финскую систему обучения. К чему пришли финны? К глубокому пониманию того, зачем нужно обучение. Например, если это математика, то это не список тем, которые ребенок должен выучить, а навыки, которые он должен приобрести. Программа построена как матрица: список предметов и набор порядка 15 компетенций, которые развиваются у ребенка в возрасте от 6 до 18 лет. И возле каждой компетенции стоит галочка: в каком возрасте, какой предмет, какую компетенцию и черту характера должен у ребенка развивать тот или другой предмет. Учатся они 12 лет, но в школе проводят гораздо меньше времени. Например, в первом классе занимаются 3,5—4 часа в день. Конечно, нет никаких оценок и домашних заданий. У меня трое детей, я очень долго думала, вижу ли я их на хоумскулинге или все-таки попробую создать комьюнити из семей, которые готовы к интересному, качественному образованию. Выбрала второе и очень рада, что твоя семья — часть этого комьюнити.
Я. Г. Когда я забирала Катю из школы, то боролась еще с одним предубеждением: отсутствием социализации. Могу сказать, что этот страх тоже напрасен. У нас четверо детей, они постоянно коммуницируют между собой, плюс Катя ходила на многочисленные кружки и студии, поэтому никакого недостатка в общении и построении отношений у нее не было. И все-таки в сентябре мы идем в школу. Почему? В твоем случае вопросов нет. Ты сделала школу для сво- их детей и в их честь. Мы же с Катей еще в прошлом октябре обсудили, что было бы неплохо попробовать поучиться в необычной школе. Чтобы, с одной стороны, там были и дети, и преподаватели, и ответственность, а с другой — новый подход к обучению. Я предложила несколько вариантов, и за весну мы их все посмотрели. Но в этот раз я вообще не участвовала в выборе. Катя оценивала здание, детей, которые выбегали нам навстречу, преподавателей и даже пирожки в буфете. И в тот момент, когда я увидела ее горящие глаза, когда она прошептала мне: «Мама, я хочу остаться здесь!», я поняла, что время для нашего нового эксперимента пришло.

Текст: Ярослава Гресь 

Источник: glamour.ru