Осколок

Кровавые маки

Бои на «Миус-Фронте» весной-летом 1943 года были ожесточёнными и кровавыми. На стокилометровом участке от Таганрога до Снежного погибло более 800 тысяч советских солдат – по 8 человек на каждый метр фронта. Не сильно вспоминали позже о тех боях полководцы в своих мемуарах, справедливо полагая, что ТАКИЕ потери ничем не были оправданы и не принесло это кровавое сражение никому из них славы. Только павшим…

… Сходу взломать насыщенную и глубокоэшелонированную оборону немцев советским войскам тогда не удалось. Неширокий степной Миус на полгода стал водоразделом для противников. На высоком правом его берегу укрепились немцы, на левом, пойменном – наши. Нейтральная полоса на правобережье у подножия высот была усеяна трупами бойцов, павших в ходе зимних атак. Занесённые снегом, они тысячами белых холмиков лежали в степи, среди воронок. Ранняя весна унесла снега журчащими ручьями в реку, открыв поля боёв во всём их скорбном ужасе. Некому было убирать останки на простреливаемой нейтральной полосе и лежали они не погребёнными всю весну и лето, вплоть до осени. Тошнотворный трупный смрад нёс волнами лёгкий ветерок среди летнего зноя – то к немцам, то к нашим позициям. Потом запах постепенно стал слабеть и уже не так досаждал солдатам. Пока ещё живым…

…После Курской битвы пришла очередь штурмовать и «Миус-Фронт». Подготовились на этот раз хорошо: артиллерии, снарядов и мин было достаточно. Огненный вал сокрушал всё на своём пути, устремляясь на Запад. Примиусье было освобождено, люди стали возвращаться в свои разрушенные дома, в подвалы и землянки. Худо-бедно обустраивались. Начали работать сапёры и после них на поля вышли бабы с подростками – собирать трупы. Точнее то, что от них осталось. Мёртвая плоть успела за полгода истлеть и впитаться в землю. Поверху лежали лишь кости в бурой форме, в бушлатах и шинелях… Многих тогда свезли и снесли в неглубокие братские могилы. Некоторых просто зарыли в воронках. Документы собрали и сдали в сельсоветы…

…Осень сменилась зимой и вот зажурчала новая весна. Зазеленели холмы и луга. Только между ещё черных воронок виднелись не изумрудные, а тёмно- зелёные пятна травы, которая росла всех быстрее и выше. Чуть позже на этих пятнах появились огромные багровые тюльпаны и маки. Пропитанная тлёном земля давала необычную силу растениям. Жизнь торжествовала над смертью.

Долго ещё можно было видеть среди весенней зелени эти особые пятна на местах гибели солдат. Позже эти поля распахали и засеяли, но в памяти людей они остались. Спустя десятилетия одно из них будет названо Полем воинской Славы. Над ним, на Волковой горе под Матвеевым Курганом, на высоте 101,1 засверкал стальной Якорь – памятник павшим морским пехотинцам.




Источник: myjulia.ru