Ночь музеев 2019. Гатчина. Часть 2. Музей-усадьба Набокова

Микроавтобус переезжает через мост, взбирается на холм, и нас высаживают у ворот

Усадьбы Набокова

Роскошный дом в стиле классицизма стоит на холме над рекой. Мы поднимаемся по дощатым ступеням и проходим между колоннами.

Проходим по комнатам и смотрим экспозицию. Когда я рассматриваю эти предметы, у меня зарождается смутное подозрение, что меня тоже разморозили… ну, не через двести, а лет через семьдесят — точно. Потому что на этом столе узнаю половину содержимого нашего буфета

. Ну да, я теоретически знаю, какого они времени, но как-то не задумывался в том ключе, что это — музейная ценность. Просто зачем покупать новые вещи, если старые еще не сломались? Преисполняюсь решимостью вычистить столовые приборы хотя бы до состояния музейных экспонатов… ну, не сразу по возвращении домой, а потом когда-нибудь… а то в музее они новее выглядят.

Эх, и шкафчик в библиотеке тоже пошкурить бы и заново покрыть лаком…

Шучу, конечно, у нас не такая роскошь. Попроще и всего одностворчатый, но того же времени — конец IX-начало XX века. Мне всегда нравилась прихотливая резьба по дереву. Когда учился в реставрационном, бывал в мастерских «деревянщиков» и, разумеется, пробовал сам что-то вырезать. Занятие это очень трудоемкое, требующее невероятного мастерства. Ведь дерево — материал живой. При работе необходимо учитывать его фактуру, направление волокон, «слабые» места — где сучки, искривления, микротрещины… Глядя на резную мебель в стиле модерн каждый раз восхищаюсь искусством резчиков.

И опять дежавю: мы такими ракетками в детстве играли в бадминтон… И на такой же пишущей машинке я когда-то печатал стихи, чтобы подарить подруге. Это я к чему? В таких местах начинаешь ощущать, насколько на самом деле к нам близки те люди, о которых привыкли думать как об «исторических личностях». Насколько их жизнь была похожей на нашу. Они не откуда-то с другой планеты, они такие же, как мы. Во всем… кроме того, что они — гении. И поэтому им было намного труднее.

Знаменитая Набоковская коллекция бабочек. Это лишь небольшая ее часть, конечно.

Наверняка кто-нибудь помнит такие столики на дачах у бабушек-дедушек. А у кого-то, возможно, они сохранились и сейчас. Штука очень прочная:

А такие зонтики у вас есть? Ну, на антресолях где-нибудь, в чулане…

С таким «портфелем» я ходил в школу. Выглядит страшно, но очень вместительная штука! И раскрывается во всю ширь, превращается в ящик. Сразу все можно найти.

В старых коммуналках у многих сохранились камины и печи такого типа:

Если кто их застал, тоже наверняка в детстве прятал в дымоходе что-нибудь, что надо скрыть от родителей

.

О, а тут уже вовсю идет игра! Не будем мешать…

Подойдем к экскурсоводу и послушаем небольшую лекцию об истории семьи Набоковых. Всю ее я записывать не стал, биография Набокова сейчас доступна всем, так что не будем тратить память и заряд батарей

.

Еще раз пройдем по комнатам:

Спускаемся в полуподвальное помещение, где расположена кухня.

И вновь, разглядывая кухонную утварь, понимаю, что ведь за сто лет практически ничего не изменилось в быту… во всяком случае, в моем

. Вот в такой чугунной вафельнице, только круглой, а не прямоугольной, я по праздникам делаю вафли… между прочим, ничего получается! Хотя ни на газу, а не на дровяной плите.

Кстати, кухня в подвале — это же по сути ноу-хау! Современный вид отопления — теплые полы!

А такие весы я несколько раз пытался выбросить… потому что врут безбожно. Наверное, пружина растянулась. Но они все возвращались обратно с комментарием: «Может, можно подтянуть пружину?»

Елки, нам надо попроситься в музей в качестве живых экспонатов. А то туристы с любопытством разглядывают все это: «А как этим пользовались?» Мы бы им показали, как…

Вот этим я не пользовался, но знаю, что это — маслобойка.

Поднимаемся обратно.

Сегодня у Набоковых собрались гости, скоро начнется бал-маскарад…

Пока все собираются, выйдем на террасу, с которой открывается прекрасный вид на реку и храм Рождества Богородицы. (Поэтому село и называется Рождествено).

Белая ночь полна аромата вишни и черемухи. А в доме веселье в самом разгаре, звучит музыка, танцуют гости.

Вернемся в зал. Артисты из клуба старинного танца станцуют для нас настоящую французскую мазурку. Распорядитель командует танцем — так, как это и было на настоящих балах.

Продолжим путешествие по комнатам усадьбы.

Вот так выглядит поместье сверху:

Поднимаемся на второй этаж.

И посмотрим на бальный зал с галереи:

Выходим на улицу. Кошка точно так же сидела на крыльце, когда мы входили… наверное, она тоже работает экспонатом!

Выходим на берег реки, чтобы еще раз сфотографировать красивый пейзаж. Уже выпала ночная роса, тяжелые соцветия тянут ветви вниз, к реке. Отчаянно верещат, завывают и щелкают соловьи. Никогда не понимал, почему эти странные звуки называются прекрасным пением, ведь больше всего они похожи на автомобильную сигнализацию

. Ну да поэтам виднее…

А красота и правда невероятная. Из освещенных окон льется музыка.

Помещичий дом на холме. Черемуха. Белая ночь. Соловьи. Храм на крутом берегу… Где-то здесь точно должен быть вишневый сад! Пойдем, поищем?

Так вот же он!

Хотелось бы еще погулять по парку, но время поджимает. Через пару минут подойдет наш автобус, надо успеть занять места!

Напоследок вдохнем аромат цветущих вишен и черемухи. Впрочем, этот аромат будет сопровождать нас всю ночь везде, куда бы мы ни направились.

До следующего пункта назначения добираться, судя по расписанию, двадцать минут.

Продолжение следует: http://www.myjulia.ru/article/793861/




Источник: myjulia.ru