Чайки Ричарда Баха. Глава 9.

Глава 1.: http://www.myjulia.ru/article/791399/, Глава 2.: http://www.myjulia.ru/article/791401/,
Глава 3.: http://www.myjulia.ru/article/791404/, Глава 4.: http://www.myjulia.ru/article/791427/,
Глава 5.: http://www.myjulia.ru/article/791428/, Глава 6.: http://www.myjulia.ru/article/791432/,
Глава 7.: http://www.myjulia.ru/article/791436/, Глава 8.: http://www.myjulia.ru/article/791446/

Следующая посетительница оказалась будто бы воплощением Бэллиной утренней фантазии: интеллигентная сухонькая… не старушка, но женщина средних лет. Одета сдержанно, недорого но с вкусом. Умелый аккуратный макияж. Приятная, чуть застенчивая улыбка. Бэлла мгновенно пожалела, что взяла Асмиру на кассу. Вот ведь он — идеальный кандидат на должность «лица театра»! Эх, поспешишь… Но, может, дама пришла в гардеробщики? Или это актриса? Хотя, на актрису не похожа. В таком возрасте профессионализм виден невоорруженным глазом, а дама не слишком грациозно двигается, не знает, куда деть сумочку…

— Здравствуйте, я к Тимуру Валентиновичу, мы договорились встретиться…

Бэлла любезно предложила женщине кресло.

— Вам придется немного подождать, он задерживается. Вероятно, скоро будет. Или, может быть, я смогу решить Ваш вопрос? Вы ведь на собеседование? По поводу устройства на работу?

— Нет. А почему Вы так решили?

Действительно, почему…

Дама поблагодарила за предложенный чай и, близоруко прищурившись, внимательно посмотрела на Бэллу, будто что-то вспоминая. Затем всплеснула руками и охнула:

— А я Вас узнала! Вы — Бэлла Гутман! Я Ваша давняя поклонница… Но самый больший восторг у меня всегда вызывала Ваша донья Карличе в «Традициях рода».

Бэлла сразу почувствовала к ней расположение. Мало кто помнил эту роль второго плана в старом фильме. Это было самое начало ее карьеры, но Бэлла считала эту роль одной из наиболее удачных. Да и вообще «Традиции рода» — одна из тех редких жемчужин постсоветского кино времен девяностых, что безнадежно затерялись меж грубых поделок криминальной тематики и обилия хлынувшей на экраны зарубежной дешевки. В картине, снятой по мотивам итальянских новелл, молодая Бэлла сыграла дочь главаря мафиозного клана, протестующую против той системы ценностей, но вынужденную жить по законам, принятым в этой семье и в этом обществе. Пронзительная психологическая драма с развязкой, оставляющей несколько вариантов…

Дверь распахнулась, и Бэлла подвинулась вместе со стулом, освобождая место въезжающему в кабинет Тимуру. Хозяин извинился за опоздание и представил женщин друг другу. Впрочем, Бэлла в представлении уже не нуждалась, а гостья оказалась литературным агентом. Маргарита Юрьевна Скарбычева представляла интересы писателя и сценариста Константина Орлова, которому Шорниковы собирались заказать сценарий новой пьесы… или хотя бы купить уже готовые, если окажется невостребованная вещь.

В последнем, правда, Тимур сомневался. По слухам, сценарии Орлова продюсеры скупали, как горячие пирожки. Его предупреждали, что контракт надо подписывать на еще не законченную вещь, иначе перехватят из-под рук. Ну, или самому делать заказ. Но это, конечно, на порядок дороже.

Однако, как раз готовые сценарии в наличии были. И Орлов готов был их продать. Правда, они требовали небольшой доработки. Маргарита Юрьевна достала из папки лист, отпечатанный в двух экземплярах с несколькими абзацами печатного текста, и протянула Тимуру и Бэлле.

— Вот, ознакомьтесь. Краткое содержание нескольких пьес. Вы можете выбрать что-то из этого, и Константин обработает это под формат вашего театра… Конечно, это потребует некоторого времени. Но он работает быстро. Надеюсь, недели ему хватит. И вообще, все это решается постепенно, в рабочем порядке.

Выбрать! Невероятно! У них не просто есть возможность приобрести готовый сценарий, а еще и выбрать! О такой удаче они и мечтать не могли. Шорниковы быстро просмотрели предложенные варианты и остановились на детективно-фантастическом сюжете, очень созвучном названию их театра. Подростки, обладающие сверхспособностями, так называемые «дети-индиго», умеющие находить общий язык с птицами, помогают спасти принцессу из дружественной галактики, вернуть похищенные сокровища, и уладить конфликты между остальными персонажами. На всякий случай Тимур уточнил, не повысил ли Орлов свои тарифы. Агент назвала ориентировочную цену, но оговорилась, что цена может немного измениться, все зависит от личной договоренности с мэтром. Скарбычева записала телефон, по которому можно перезвонить, и пообещала, что встреча будет назначена в ближайшее время.

Проводив агента, Тимур и Бэлла одновременно изобразили жест восторга. Надо же, как повезло! Если еще и цена не сильно изменится, то… надо поговорить с Ириной насчет финансовой части и, возможно, сразу хапнуть еще один сценарий. Больше пока не потянуть, но эксклюзивное право на постановку сроком хотя бы на год — это уже круто. Рейтинг театра вскоре подскочит так, что придется расселять две примыкающие к театру коммуналки и оборудовать большой зал!

Тимур на всякий случай уже присматривался к новым помещениям, переговорил с жильцами… И обсудил с Вертинской сумму возможных вложений. С одной квартирой будет легко: все четверо жильцов согласны на студии в любом новом районе. Со второй возникли сложности. Одна семья, владеющая тремя смежными помещениями, требует изолированную двухкомнатную квартиру в историческом центре. А такие квартиры — наперечет. Новых домов в центре немного. А облагороженный старый фонд в основном используют под более роскошные апартаменты, чем малогабаритная двушка. Но и это решаемо. Четвертую комнату хозяин сдает, он согласен просто продать ее по рыночной цене. Проблемы возникли с самым, казалось бы, социально незащищенным жильцом. Пенсионер-алкоголик семидесяти трех лет от роду, одинокий и бездетный, наотрез отказался выезжать из своей одиннадцатиметровой конурки, почти упертой окном в глухую стену, в новую квартиру-студию в Озерках. Кто-то из собутыльников подсказал ему «светлую» идею требовать «с олигархов» побольше. И старый ханурик уверовал, что это — его шанс тоже стать олигархом. В общем, спившийся маразматик требует в обмен на одиннадцать метров засранной кладовки пятикомнатную квартиру в сталинском доме и пятьсот тыщ долларов сверху. Откуда он взял эти цифры, одному Богу ведомо, но иначе он наотрез отказывается подписывать любые бумаги. Ни Тимуру, ни Бэлле так и не удалось втолковать дедуле, что его условия не могут быть выполнены ни в коем разе, и что если он будет и дальше продолжать ту же политику, театр вынужден отказаться от приобретения, и дедуля окажется вообще ни с чем. Но упрямый алкаш гнул свое. Более того, он упорно считал Бэллу «секретуткой буржуя», а к Тимуру, напротив, проникся симпатией, все предлагал «дернуть». Он почему-то не желал верить, что Тимур — и есть тот самый «буржуй», желающий купить его комнатушку, а видел в нем товарища по несчастью — никому не нужного инвалида. Хотя в чем заключалась инвалидность самого деда, сказать было трудно, если только не появился новый закон, предоставляющий инвалидность по наркологической части…

Единственную надежду Шорниковы возлагали на мать семейства, владеющего тремя комнатами. Неоднократно будучи свидетельницей переговоров, она заверила супругов, что постарается вразумить соседа. А если он не внемлет голосу разума, и по его милости она с мужем и детьми останется гнить в этой дыре, то она лично пришибет «слабоумного хрыча» чугунной сковородкой, а труп выкинет в канал.

Тимур и Бэлла немного напряглись, очень уж чувственно и реалистично женщина расписывала свои планы. Но решили что это, все-таки, метафора, и их намерение расселить квартиру не станет косвенной причиной реального смертоубийства…

Да и вообще, даже если не удастся решить вопрос с этим идиотом, помещения соседней квартиры, если снести перегородки, хватит, чтобы увеличить втрое уже имеющийся зал. Что тоже хорошо.

* * *

Тимур, конечно же, был наслышан, что Орлов знаменит не только своим литературным талантом, но и склонностью к уединению. Также он не любил распространяться о своей личной жизни, не заводил страничек в соц.сетях и никогда не давал интервью. Никто даже точно не знал, женат ли он, есть ли у него семья. Все, что могла сообщить о нем Википедия, ограничивалось в основном сведениями о его творчестве. Правда, была там еще пара строк об образовании, ничего не прояснявшая — МГУ, факультет журналистики. И еще — настоящие имя и фамилия мастера. Такие же обыкновенные, русские. Правда, фамилия не слишком благозвучная. Не удивительно, что писатель предпочитал заниматься литературной деятельностью под псевдонимом, взятым еще во времена корреспонденсткой юности. В остальном же Константин Орлов был фигурой весьма загадочной.

Вики-статья так же указывала год и место рождения, согласно которым писателю в настоящее время было сорок полных лет. Впрочем, другие источники эти данные не подтверждали. Так официальный сайт, в отличие от Википедии, сообщал, что автору тридцать пять лет. Впрочем, возможно сайт просто давно не обновлялся, и данные устарели, так как год рождения указан не был. На других ресурсах, в статьях третьих лиц, указывался возраст от тридцати четырех до сорока пяти лет. Кому верить — непонятно. С фотографиями тоже было не густо. Большинство из них относились к периоду молодости Орлова, а единственное фото, публиковавшееся на обложках всех его книг, представляло собой черно-белый портрет в три четверти, да еще половина лица прикрыта рукой с зажатым между пальцами, наподобие сигареты, карандашом. И тоже явно десяти-пятнадцатилетней давности.

Бэлла, правда, не видела в данном обстоятельстве ничего необычного — она считала это всего лишь умелым пиар-ходом. Наверняка, в личной биографии писателя-фантаста просто, что называется, не на чем глазу остановиться. Как и на его лице — заурядная славянская внешность. Вот он и создал вокруг себя атмосферу таинственности, чтобы читатели имели возможность сами дофантазировать подробности жизни своего кумира — такие, как им больше нравится.

Известно было также, что с заказчиками и издателями писатель общается в основном через литературных агентов. Лично встречается лишь в случае крайней необходимости. Это не удивляло и Тимура — человек много работает, а в перерывах между творческим трудом восстанавливает силы где-нибудь на тихих европейских курортах. Тимур, в отличие от широкой аудитории читателей, все же владел небольшой информацией о привычках Орлова: по рассказам некоторых общих знакомых, популярный автор любил отдыхать в немецких Альпах. Причем, в одиночестве и отключая связь. Тимур его понимал: иногда у него тоже возникало сильное желание послать всех подальше, отключить телефон и на месяц завалиться куда-нибудь… да хоть в Карельские болота! Лишь бы там никого не было… Но он, в отличие от писателя, не мог себе этого позволить. А тому — что? Свободный художник!

Однако, сегодня предстоял волнующий момент: Шорниковым предстояло все-таки встретиться со знаменитым писателем лично, чтобы подписать контракт. Встреча была назначена в неофициальной обстановке, в небольшом уютном ресторанчике в окрестностях Невского проспекта. Сам договор был уже подготовлен и тщательно проверен юристами обеих сторон. Место встречи тоже выбрали не случайно — не слишком далеко от театра и рядом с нотариальной конторой. Собственного офиса писатель не держал, домой к себе никого не приглашал. Обычно бумаги оформлялись на территории заказчика. Но… Тимур и Бэлла постеснялись приглашать такого солидного гостя в театр, находящийся в стадии реконструкции. Оно, конечно, скоро перед фасадом появится просторный холл с оранжереей, а кабинет Тимура перенесут в полностью перестроенное фойе нынешнего зала, и там даже будет приемная, где будет сидеть со своим компом Вовка (сейчас у парня, выполняющего обязанности администратора и… все остальные неохваченные прочими должностями функции, не было своего угла и он, как электронное облако, мог оказаться в любом месте на орбите театра). Но это все — в будущем. А сейчас вместо холла стоит опалубка для фундамента и валяются листы жести… Нет, уж лучше ресторан!

Автор не возражал. Скарбычева даже дала понять, что ему больше нравится такая форма общения: ее работодатель не любит излишнего официоза, и вообще отличается довольно замкнутым, даже застенчивым характером, несмотря что знаменитость.

И Маргарита Юрьевна, и Шорниковы прибыли на место за несколько минут до назначенной встречи. Столик у окна был уже заказан, и за бокалами безалкогольного коктейля они решили еще раз просмотреть все документы. Бэлла в очередной раз подавила непрошенную улыбку, каждый раз ползущую на лицо при виде напечатанной в контракте паспортной фамилии писателя. А Тимур отметил про себя, что Википедия чуток польстила писателю с возрастом — на самом деле автор два года как отпраздновал сорокалетний юбилей.

В ожидании главного виновника торжества Шорниковы разговорились с Маргаритой Юрьевной. Она призналась, что недавно работает на Орлова. И вообще, недавно стала литературным агентом, раньше у нее была другая профессия.

Тимура это известие немного успокоило. До сих пор его грыз червячок сомнения: он, в отличие от Бэллы, не раз имел дело с литературными агентами, и некоторые детали выдавали в Скарбычевой новичка. Он уж было подумал, что имеет дело с мошенницей, прикрывающейся именем известного литератора. И даже старался не терять бдительности: писатель запаздывал. Может, его и вовсе не существует, а эта дамочка лишь хочет поживиться за их счет? Хотя, заговаривать им зубы, разыгрывать комедию с телефонными звонками от автора, который «не может приехать, в последний момент образовалось срочное дело», она не пыталась. Как не пыталась и склонить их подписать договор без присутствия писателя. Просто манера поведения у нее несколько не свойственная для литературных агентов. Похоже, она не очень хорошо знает процедуру подобных дел, чувствует себя неуверенно. Но оказывается, она и правда новичок. К тому же… собственно, чем они рискуют? Контракт оформляется как заказ на сценарий. Да, предоплата есть, но очень небольшая. Основную сумму театр должен перечислить только после получения доработанного сценария. Оговорено также расторжение театром договора в одностороннем порядке в случае, если качество пьесы их не устроит. Но Тимур не сомневался, что устроит: у Орлова «проходных» вещей не бывает. Каждый сценарий — «конфетка».

Когда появился сам Орлов, последние сомнения развеялись. Крупный, немного неуклюжий мужчина неловко протиснулся к ним между столиков, бормоча извинения. Добравшись до места, он снова извинился — в этот раз за опоздание. Впрочем, без всяких оправданий. Писатель вообще был немногословен. Бэлла разглядывала загадочную знаменитость с любопытством, пряча его под маской вежливой заинтересованности. Орлов был ростом выше среднего, ширококостный, с едва намечающимся брюшком, мастерски скрываемым при помощи хорошо сидящего на фигуре костюма. В остальном внешность известного писателя и сценариста была ничем не примечательна. Он, несомненно, был похож на свои портреты. Хотя чувствовалось, что над портретами поработал специалист в фотошопе: в реальности Орлов был лишен того глянцевитого лоска, что придавали ему фотографии. На лбу — довольно глубокие морщины. Подбородок тяжеловат, выглядит еще более квадратным. Едва заметная отечность на скулах выдает не слишком здоровый образ жизни (или чрезмерные умственные нагрузки? Бессонница?). Намечается лысина. Хотя… это может заметить лишь очень внимательный наблюдатель. При помощи парикмахерского искусства, пока что обладателю будущей лысины удается успешно скрывать эту проблему.

Тимур меньше интересовался внешностью писателя, не ожидая увидеть ничего принципиально нового и необычного. Он сосредоточил внимание на его документах. Внимательно проверил соответствие всех реквизитов указанным в договоре, перечитал еще раз условия контракта и особенный упор сделал на форму оплаты. Приятно порадовал тот факт, что писатель не стал повышать цену. Он объяснил, что пьесы эти — новый этап в его творчестве и, поскольку он пока не очень уверен в успехе именно данного направления, его агенты посоветовали пока подождать с повышением тарифа. В деньгах он давно не нуждается, гораздо важнее ему сейчас проверить жизнеспособность своих новых литературных идей… он решил несколько отойти от привычного стиля прозы, нарушить собственные традиции. Это в каком-то смысле эксперимент, а эксперимент — всегда риск.

Подумаешь, риск! Лет десять назад Орлов уже совершал подобный «финт ушами», когда вдруг вместо привычных его читателям криминальных драм, вдруг порадовал аудиторию серией фантастических романов совершенно иного толка. Новые книги оказались не только не менее талантливыми, но и более зрелыми, являющими развитие, совершенствование мастерства. Популярность писателя после этого только выросла! Тимур почувствовал, что в его руках оказался краешек очень крупного в перспективе куска. И решил ковать железо, пока горячо. И закинул удочку насчет сценария второй пьесы… не сейчас, конечно. Возможно, через месяц или два.

Автор замешкался в нерешительности. Скарбычева пришла на выручку своему работодателю:

— Такие вопросы не могут решаться единовременно. Думаю, мы обсудим этот вопрос позже, да? — она вопросительно взглянула на писателя. Тот кивнул.

По обоюдной договоренности нотариуса вызвали Шорниковы. Из той самой конторы поблизости. Литературный агент отнеслась с пониманием. Она согласилась, что имея дело с каким-либо автором впервые, заказчик, конечно, имеет право подстраховаться, даже если громкое имя этого автора не дает повода сомневаться в его порядочности и обязательности. В ее словах Бэлле послышался скрытый горький сарказм, и ей стало неловко. Но, с другой стороны, контракт подписан, законность сделки на интеллектуальную собственность проверена и подтверждена, а настроение Скарбычевой в этом случае не столь важно. Хотя, конечно, ссориться с ней тоже не стОит — все-таки, им еще предстоит работать вместе. Писатель недвусмысленно дал понять, что все дальнейшие вопросы по контракту будут решаться исключительно через агента… если только Орлов не разочаруется в ее профессионализме и не сменит помощника.

Возвращаясь с пачкой подписанных листов, Шорниковы радовались, как дети. Эксклюзивное право на постановку пьесы гремящего на всю Россию модного автора, да еще первая его работа в новом стиле! «Чайки Ричарда Баха» открывают новый этап творчества Константина Орлова! Да к ним публика со всей области повалит! Чего доброго, пока нет второй сцены, придется снимать перегородку, отделяющую фойе от зала, и ставить дополнительные кресла… Бэлла уже подсчитывала в уме, сколько это даст дополнительной прибыли, и какие сулит перспективы. Не пригласить ли в штат Аллу Азарову? Когда-то они пересекались по работе на телевидении. А недавно до Бэллы дошли слухи, что Алла Захаровна разругалась в пух и прах с руководством театра, где играла в последние годы. Уволилась в один день и временно без работы. Конечно, раньше можно было не мечтать заполучить актрису такого ранга, но теперь, когда у них контракт с Орловым… это может заинтересовать Азарову. Конечно, характер у дамы сложный, но… она все-таки звезда, заслуженная артистка РФ! А какому театру не хочется заполучить в штат всенародную любимицу? Это даже не Бэлла с ее гламурными передачами и сериалами. Алла Захаровна еще ребенком успела войти в «Золотой фонд» советского кинематографа. На нее и на Орлова пойдут сотни… нет, тысячи… да Боже ж мой, хоть СКК арендуй под театр, в самом деле!

Тимур абсолютно разделял восторги жены. Правда, его больше всего радовало другое: писатель предоставил театру определенную свободу творчества в процессе постановки пьесы. И он согласен был выслушивать и согласовывать их предложения по незначительным изменениям в пьесе, если таковые появятся! Это уже совсем супер. Воспользовавшись этим, Тимур тут же внаглую попросил, чтобы птицами, контактирующими с главными героями были исключительно чайки, и чтобы тема чаек шла сквозной нитью через все произведение.

А еще заменить мудрую старицу из расы людей-муравьев на старца. Очень уж он хотел дать эту крошечную, но кульминационную роль Саше. Не только и не только из-за его внешней фактуры, сколько из-за уверенности, что никто лучше него не сыграет эту добрую, мудрую и великодушную силу, заключенную в крошечном теле инопланетного существа. Ему и играть ничего не придется, достаточно произнести текст так, как он обычно разговаривает с людьми.

Писатель был несколько обескуражен таким напором, но согласился. Хотя, кажется, Скарбычевой не очень это понравилось. Она слишком рьяно блюла интересы работодателя. Похоже, опасалась, что заказчики могут ущемить его, подтолкнуть к необдуманным решениям, о которых он потом будет жалеть. Но что тут странного? Дамочка, конечно, держится за это место. Вот и хочет понравиться своему «подопечному», как порой называют литературные агенты авторов, на которых работают. Между собой, конечно. Считается, что хороший агент не только занимается коммерческими делами автора, продвижением его произведений и поиском заказов, но и подсказывает верные решения в случае спорных вопросов, а порой — еще и помогает выйти из творческих кризисов, запоев и вообще нянчится и вытирает сопли сложной и ранимой творческой личности. Поэтому опытные литературные агенты считают, что главные двигатели прогресса в литературе — именно они. А вовсе не писатель. Может, отчасти так оно и есть…

Продолжение: http://www.myjulia.ru/article/791449/




Источник: myjulia.ru